«Это была бы интересная работа — разделывание протухшего мяса» - «Интервью»

«Это была бы интересная работа — разделывание протухшего мяса» - «Интервью»

Идея создания банка «плохих» долгов снова стала актуальна в связи с ситуацией вокруг Бинбанка и банка «Открытие». Такую возможность не исключила и глава Банка России Эльвира Набиуллина. Зачем нужно создавать банк «плохих» долгов и почему он должен быть в идеале один?

— Как вы относитесь к идее создания банка «плохих» долгов?

— На мой взгляд, эта идея рабочая. Потому что не секрет, что многие банки обременены такими активами, а заниматься одновременно проблемными и хорошими активами, на мой взгляд, не всегда эффективно. Должна быть команда антикризисных управляющих, специализирующихся на работе с проблемными активами, чтобы можно было весь хлам сбросить на такой банк. Конечно, далее необходимо смотреть, реальные ли это активы. Все безнадежное должно списываться.

— А как работать с остальным, не совсем безнадежным?

— Эти управляющие специализировались бы на таких «плохих» активах, создали бы, возможно, какую-нибудь биржу, где часть активов продавалась бы за бесценок. Работа с «плохими» активами связана с процедурами реализации, с переговорными процессами. Если бы этим занималась одна специальная организация, тогда бы отвлекалось меньше сил у тех организаций, которые готовы с дисконтом избавиться от некачественных активов. А при этом мы получили бы, может быть, даже активы, которые работают на экономику.

Сейчас принимается закон о банкротстве, который предусматривает процедуру реструктуризации, а не конкурсное производство. Это позволяет компании продолжать работать. Такие вещи, мне кажется, нужны. Нам нужно очищать балансы. Банк справится с этим и сам, но кредитной организации это делать иногда просто жалко, а иногда сил нет и профессионализма не хватает для подобной работы.

Я, кстати, относился к этой идее нормально, еще когда она обсуждалась при Игнатьеве (Сергей Игнатьев, председатель ЦБ РФ с 2002 по 2013 год. — Прим. Банки.ру). И тогда считал, что нам нужен банк «плохих» долгов.

— То есть вы выступаете за банк «плохих» долгов для всего банковского сектора?

— Да, я бы сделал для всех. Банки, которые бы хотели избавиться от балласта, с дисконтом уступали бы свои «плохие» активы специальной организации, которая бы занималась непосредственно этим бизнесом.

— ЦБ смог бы быстрее выходить из капитала таких «очищенных» банков?

— Ну, или они бы могли переходить в другую категорию качества, им было бы легче рефинансироваться. Всякие предписания для них были бы уже более мягкими.

— В Банке России пока отмечают, что вариант создания такого банка рассматривается, но решение не принято. Какова вероятность, что он все-таки появится, на ваш взгляд?

— Решение не принято, хотя эта тема звучала в дорожной карте (основных направлений развития финансового рынка РФ. — Прим. Банки.ру) 2014 года.

— Ситуация с Бинбанком и «Открытием» может способствовать положительному решению по этому вопросу?

— Я думаю, да. Я бы привел пример «Российского Капитала», который занимался компанией «СУ-155». Он готов был стать не банком «плохих» долгов, а антикризисным управляющим по санированию кредитных организаций. В принципе, у нас много профессиональных людей с хорошим опытом. Для реализации подобного проекта необходимо уметь просчитывать эффективность бизнеса и оценивать активы. Это была бы интересная работа — разделывание протухшего мяса.

Беседовала Любовь ЦАРЕВА,

ДОБАВИТЬ БАННЕР