«Наш приоритет — не доля на рынке, а эффективное использование капитала» - «Интервью»

«Наш приоритет — не доля на рынке, а эффективное использование капитала» - «Интервью»

Как банкам кредитовать бизнес и конкурировать за клиентов, когда снижать ставки про кредитам будет уже некуда? Как с выгодой продать еврооблигации Таджикистана? Почему крупные корпорации не обязательно лучшие заемщики?

— Каковы основные источники дохода объединенных дирекций банка?

— Доходы распределены достаточно равномерно. Доходы от продуктов инвестиционно-банковского направления (долговые и акционерные рынки капитала) менее равномерны, чем доходы от расчетно-кассового обслуживания и кредитования. Но какого-то существенного перекоса в сторону того или иного продукта, в том числе в сторону кредитования, нет.

Основная задача, которую мы ставим перед собой, — максимизировать возвратность на вложенный капитал. ROE банка — один из лучших на российском рынке. Это, в частности, одна из причин, по которым АКРА присвоило нам высший рейтинг («ААА»), что подтверждает правильность стратегии работы банка в России.

— Ставки по кредитам снижаются и, если исходить из действующей политики ЦБ, продолжат снижаться. Как банкам конкурировать в условиях, когда снижать ставки по кредитам будет уже некуда?

— Сегодня конкуренция между банками фактически сконцентрирована вокруг стоимости кредита. Само снижение ставок влечет снижение маржинальности. Поэтому банк в последние полтора-два года перестроил свой подход (к бизнесу) в сторону увеличения доходов от некредитных продуктов. Мы очень серьезно к этому относимся, у нас очень большие инвестиции в продуктовую линейку, в новые технологии и диджитализацию. Наша цель — обеспечить, чтобы к 2019 году доходы от некредитных продуктов серьезно превышали 50% от совокупных доходов. И тем самым снизить зависимость от продуктов, которые подразумевают кредитный риск.

— О каких некредитных продуктах идет речь?

— Наша продуктовая линейка включает все продукты, которые есть на рынке финансовых услуг, включая и торговое финансирование, и инвестиционный банкинг (у нас мощное инвестиционно-банковское подразделение).

Сейчас оживают долговые рынки капитала. В прошлом году Райффайзенбанк провел две знаковые сделки: мы были одним из ведущих организаторов размещения дебютных еврооблигаций Таджикистана на 500 миллионов долларов (в сентябре. — Прим. Банки.ру) и еврооблигаций Белоруссии на общую сумму 1,4 миллиарда долларов (в июне. — Прим. Банки.ру). Для рынка эти сделки, особенно с бумагами Таджикистана, были знаковыми и весьма успешными: была мощная переподписка, инвесторы с огромным интересом восприняли этот выпуск. Это еще раз свидетельствует о профессионализме команды: даже заемщиков, которых рынок и инвесторы знают не очень хорошо, мы можем эффективно предлагать и добиваться успехов при размещении. Это ценят многие наши корпоративные клиенты, которые рассматривают публичные рынки капитала как альтернативу кредитам.

Если говорить о рублевом рынке, то при размещении облигаций нужно соблюдать определенные требования регулятора (с точки зрения проспекта эмиссии) и базовые требования по рейтингам. При этом все эти заимствования не обеспечены. Это позволяет выходить на большее количество инвесторов и создавать себе публичную историю для тех, кто делает это впервые. Для тех, кто уже размещался, — иметь альтернативный источник финансирования своих инвестиционных программ.

Если рассматривать рынок облигаций, пока на него выходят лучшие российские заемщики-эмитенты. Но мы ожидаем, что рынок продолжит открываться для более широкого круга компаний. На нем мы тоже будем фокусироваться и уже сейчас обсуждаем возможные размещения в 2018 году с некоторыми нашими крупнейшими клиентами.

— Если говорить о кредитных продуктах, на какие будет приходиться основной доход? В кризисные годы важным источником доходов была реструктуризация. А что сейчас?

— Пик реструктуризации, который приходился на 2015—2017 годы, закончился где-то в первой половине 2017-го, поскольку ключевые проблемы были решены.

Сейчас активно развивается синдицированное кредитование, на него большой спрос. Клиенты проводят клубные сделки, берут существенные синдицированные кредиты. В ноябре Райффайзенбанк стал одним из организаторов синдицированного кредита для группы «Илим», крупного игрока на мировом рынке бумажно-целлюлозной промышленности, на 500 миллионов долларов (ранее в 2017 году Райффайзенбанк был соорганизатором кредитов для «РусАла», СУЭК, «Металлоинвеста» и «ВымпелКома»). В начале декабря мы также закрыли сделку по финансированию группы компаний «Дело» на сумму более 84 миллионов долларов США. Финансирование структурировано и оформлено на основе стандарта Russian LMA, использование которого позволило соблюсти баланс интересов всех сторон. Этот стандарт основан на лучших международных практиках и удобен для российских заемщиков и кредиторов.

Райффайзенбанк — активный участник процесса создания юридической инфраструктуры для синдицированных и клубных сделок, которые проводятся в рамках российского права. Это позволяет российским институциональным инвесторам участвовать в этих сделках, что для нас очень важно.

Мы ожидаем роста рынка синдицированного кредитования в 2018—2019 годах. Насколько существенным он будет, сказать сложно: на динамику влияют очень много факторов, в том числе не связанных с финансовым состоянием компаний. Наша задача — оставаться важным игроком на этом рынке; банком, который востребован как организатор и как активный участник.

— Каким окажется объем рынка синдицированного кредитования в России по итогам 2017 года?

— Сегодня порядка 35 банков участвуют в синдицированных кредитах на российском рынке. По итогам третьего квартала 2017 года было проведено 12 крупных сделок на сумму порядка 10 миллиардов долларов США. Среди основных тенденций можно выделить снижение ставок и высокую конкуренцию с рублевыми облигациями и еврооблигациями. Сами компании стремятся привлекать финансирование под фиксированные ставки. Сделки для первоклассных заемщиков все реже структурируются по схеме предэкспортного финансирования (PXF). Вместо PXF заемщики предпочитают необеспеченные сделки, что может стать началом нового тренда в наступившем году. Большое будущее за синдицированными сделками, которые структурированы с использованием стандартной документации в российском праве (Russian LMA). Райффайзенбанк — активный участник процесса развития инфраструктуры локального рынка синдицированного кредитования и единственный из дочерних иностранных банков, кто делает сделки с использованием Russian LMA «под ключ» (структурирует и выступает агентом). Мы видим, что такие сделки становятся все более интересны клиентам.

— Какова структура портфеля корпоративных кредитов банка?

— Мы присутствуем во всех отраслях, за исключением оборонной промышленности. Мы также ограничены в работе с компаниями, находящимися под санкциями. В целом наш портфель похож на структуру ВВП — каких-то существенных перекосов в ту или иную отрасль нет. Банк активно работает с компаниями из сектора природных ресурсов, но сфокусирован не только на них. Мы с интересом рассматриваем телекоммуникационную отрасль, машиностроение, сегмент товаров народного потребления, агропромышленность, производство продуктов питания (мясная, молочная промышленность).

— Будет ли банк существенно менять структуру кредитного портфеля?

— Один из важных принципов — сохранение сбалансированности портфеля и отсутствие концентрации рисков в той или иной отрасли, либо в том или ином заемщике, который может нести риск для структуры баланса банка. Изменения если и будут, то скорее незначительные.

— Какова кредитная политика «Райффайзена»? Как банк выбирает заемщиков?

— У Райффайзенбанка консервативная кредитная политика. Наш приоритет — не доля на рынке, а эффективное использование капитала. Наши заемщики — это бизнесы хорошего кредитного качества и очень разных размеров: как крупнейшие российские компании, так и компании среднего и малого бизнеса.

Есть мнение, что лучшие заемщики — это крупные корпорации. Но я с этим в корне не согласен: во всех «ценовых сегментах» есть эффективные компании с профессиональным управлением, и мы с удовольствием их кредитуем. Мы работаем с компаниями с выручкой и в 6 миллиардов рублей, и 500 миллионов рублей, и 250 миллиардов рублей.

Беседовала Екатерина МАРХУЛИЯ, для

ДОБАВИТЬ БАННЕР